«Сережка с Малой Бронной»

Колесов (Ольге Ивановне). Ах, милая мать… Это я принимаю. Потеснее следовало бы жить… Дела, дела, а всего не переделаешь. - . Между нами, самое серьезное дело - разговор по душам. Вот по душам и скажу. Грустите вы все очень - я конец разговора застал. Не надо горевать, Ольга Ивановна. Юрка, кто тебе Ольга Ивановна?

Горяинов (тихо). Она мне мать.

Колесов. Вот так-то! Много лет ходят они к вам… Не случайно же, Ольга Ивановна?

Ольга Ивановна. Спасибо, Иван Матвеевич, на добром слове.

Колесов. А четвертый ваш товарищ?

Нина. Воробьев?

Колесов. Вот-вот.

Горяинов. Отсутствует.

Ольга Ивановна. А Юрка, значит, с вами с фронта дружбу ведет?

Колесов. Юрка - он прилипчивый. Я ему прощаю - дитя искусства. Это ведь тонкий народ, иная сфера деятельности.

Ольга Ивановна. Вы рюмочку-то выпейте.

Колесов. Нарзану. Нет, Ольга Ивановна, обета воздержания не давал… Голова страшно болит, если выпью. Контузия знать дает.

Ольга Ивановна. Ну тогда хоть съешьте что-нибудь, Иван Матвеевич.

Горяинов выходит и возвращается с двумя бутылками нарзана.

Колесов. Поем с удовольствием - голоден. Я по-дилетантски страшно люблю театр. Еще больше… Не догадываетесь?

Нина. Музыку?

Колесов. Поэзию. Вот сегодня, например, так стихи одни разбередили. Да припомню: «Вот как сердце мое для тебя, и вот как ему ты люба, дружба моя, правда моя, верность моя, люба моя, голуба…»

Нина (тихо). Где вы прочли эти стихи?

Колесов. Разваливали остатки концлагеря в Германии. И нашли стихи неизвестного поэта. В газете очерк.

Нина. Это Сережкины стихи.

Ольга Ивановна. Ниночка, что ты!

Нина (почти кричит). Это Сережкины!

Павлов (Колесову). Газета есть у вас?

Колесов (достает из кармана свернутую в трубочку газету). Вот, на последней полосе.

Ольга Ивановна. Сейчас… я очки…

Склонилось несколько голов над газетой.

Павлов. Дата, дата какая под стихами, смотрите!

Нина. Апрель сорок пятого года.

Павлов. Но Сережка-то погиб в январе сорок четвертого.

Ольга Ивановна. Что же это значит, Юрочка?

Горяинов. Ольга Ивановна, не волнуйтесь и не верьте. Пока не верьте, чтобы снова не потерять.

Опускается синий занавес

«Сережка с Малой Бронной»