«Покой нам только снится»

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Картина первая

Поезд идет ночью на восток. Девушка в купе пишет письмо. Она сосредоточенно водит языком по губам, вслух прочитывает написанное. И иногда кажется, что она разговаривает с нами.

Свиридова. Мама! Мамочка! Все станции остались позади, а потому уже пустой вагон. Все уже дома, а я еду, еду… За далью - даль, как у Твардовского. Письмо я брошу по прибытии к месту, а еды мне хватит еще на несколько дней. Мне немного страшно и радостно сразу… Люди даже в космос летают, а меня всего-навсего тайга ждет. Нет, никто меня не обидел в пути, а даже угощали разной разностью… и я поделилась с людьми, и было хорошо. Мамочка, я ни в кого не влюбилась и не буду. Сперва узнаю себя немного, а потом разрешу на кого-нибудь взглянуть… Тебя, мамочка, я люблю и все советы помню.

Музыка, пение, смех.

В соседнем купе два каких-то подозрительных типа, но они меня не замечают, к счастью, и уже скоро конец пути…

Погасла настольная лампа. Осталось купе с «двумя подозрительными типами».

Постарше - парень лет под тридцать - экскаваторщик Константин Парамонов, возвращающийся из отпуска.

Молодой жгучий брюнет со спутавшимися волосами, небрежно начесанными на лоб, одетый в вельветовые брюки и толстый вязаный свитер, - Светличный. Путаный, нетрезвый разговор.

«Покой нам только снится»