«Покой нам только снится»

Светличный. Профессий у меня немало. Работал каменщиком, подрывником, лес валил. Между прочим, в кино снимался… в массовых сценах конечно. Тридцать рублей платили. Не из-за денег, конечно. Просто интересно было. Электромонтером еще мне случалось…

Парамонов. Выгоняли, что ли, отовсюду?

Светличный. Я не профессии искал. Ты знаешь… ты знаешь… Как тебя звать?

Парамонов. Константином.

Светличный. Меня зовут Максимом. Максим Светличный. Я мальчишкой на фронт бежал… Вернули, конечно. Потом - за границу: город Мехико. В Конотопе сняли с поезда…

На мгновение выглянула из купе Шура.

Парамонов. Красивая!

Светличный. Женский вопрос еще не вставал передо мной.

Парамонов. Я ведь почему в бостон одет? Жениться ездил, честное слово! Аж в самую Кинешму. Тетка Марфа мне там невесту приглядела. Видная собой - Лариской звать. А у нее отец при смерти. Вроде женихаться не ко времени. Красивая!

Светличный. Ты про Лариску или про эту? (Кивнул на купе.)

Парамонов. Вот, подъезжаем, подъезжаем. Гляди-ка, Макс.

Светличный. Максим я.

Парамонов. Макс, гляди - вон карьер, видишь? Это ведь я его наполовину своим ковшом вычерпал. Широко живем - в ногу с веком. Гляди-ка, тысячи механизмов трудятся. Ну, не тысячи, а все-таки масштабно. А раньше зверь бегал. В первом бараке живу. Заходи, гостем будешь. Всякий укажет - Константин Парамонов я.

«Покой нам только снится»