«Покой нам только снится»

Денисов. Вы лучше Парамонова. На триста пять книг лучше! Не отказывайтесь от прочитанных книг, мальчик. Что с вами, то с вами, и от этого не убежишь… Человек берет с собой что-то или не берет. Приумножает или становится нищим. Парамонов думает, что летит, а он шагает на месте. А ведь идет ли человек вперед или топчется - вот смысл бытия или его бессмыслица. Когда к умирающему Павлову постучали в дверь и спросили: «Можно ли войти?» - он крикнул: «Павлов занят. Павлов умирает…» Он познавал смерть в тот миг, он шел вперед. Если я увижу, что прославленный Константин Парамонов сделал шаг вперед, я поклонюсь ему.

Светличный. Вы наговорили больше, чем за три недели нашего совместного проживания… А себя вы как определяете?

Денисов. Не мешайте читать.

Светличный. А я извинюсь перед Костей. Обязательно!

Денисов (иронически). Раздавите с ним пол-литра.

Комната Денисова и Светличного затемняется. Попыхивая сигарой, сидит на крыльце Парамонов. Рядом стоит Светличный.

Светличный. Костя. Что скажу тебе, Константин… Мы ведь парни одной страны. И если случится что… К одному военкомату приписаны. А я сегодня действительно задрал нос перед тобой. И ты был вправе… Прими как извинение, что ли, Костя.

Парамонов (умиленно). Нам с тобой сейчас пол-литра бы выпить. Возвышенно думаешь. Было пол-литра: Васька приносил, да Любка реквизировала.

Светличный. Кстати, насчет Васьки. Халтурит он на самосвале, а ходок больше всего у него. Ты его придержи раза два ковшом - гляди, и одумается. Ведь на почетной стройке работает…

Парамонов (лениво). Черт с ним! Пусть живет. Мы с тобой не обедняем. А жуликов не переведешь вовек.

Светличный. Нет, не черту до него дело, а нам с тобой. Васька - жулик, а ты?

Парамонов. «А ты»? Вот ведь заметил, а молчишь.

Светличный. А чего тут говорить? Не давай отъезжать с неполным грузом - и весь разговор. Не ребенок, поймет.

Парамонов. А ты в какую роль играешь, артист кино?

Светличный. Мне роли не нужно. Но хочу, чтобы вокруг меня было все… подходящее… и дышать свежим воздухом.

«Покой нам только снится»