«ПОДРУГИ»


Краткое содержание:
Фильм рассказывает о жизни трёх подруг - Зои, Наташи и Аси. Совсем молоденькие девушки попадают в водоворот исторических событий. Революция в Петрограде и Гражданская война приводят подруг на поля сражений между белыми и красными в 1919 году. Отважные девушки не только спасают раненых, но и сами сражаются с врагами революции.

О ФИЛЬМЕ...

[...] в "Подругах" Жеймо получила возможность по-настоящему развернуть свое мастерство. Первые части роли, где Жеймо играет детство, являются, может быть, лучшим достижением советской киноигры. Двадцатишестилетняя женщина играет девчонку десяти лет, и ни в одном кадре, ни в одном движении нельзя почувствовать настоящий возраст. Жеймо подвергнута труднейшему испытанию: она играет все время вместе с детьми, не актерами. Найти между нею и ними возрастную или стилистическую разницу — невозможно. Это испытание и актриса Жеймо и режиссер Арнштам выдержали блистательно. Образ, созданный Жеймо, не только пользовался успехом и любовью нашего зрителя, он стал образом нарицательным. "Будем такими, как Ася!" — сказали миллионы девушек нашей страны. Образ перерос рамки искусства и вошел в жизнь призывом, примером, поговоркой. Чем же достигла Жеймо такой силы воздействия? Революционным устремлением идеи, законченной в образе, отсутствием вранья и прикрас в характеристике и творческой силой метода игры. На абсолютно реалистической основе она заостряет до максимального воздействия все игровые ситуации. Кочевая биография, давшая ей настоящее знание жизни, заставляет ее не выдумывать материал из головы и не делать копии Мэри Пикфорд. Пылкое и в то же время веселое и озорное искусство актерской игры, полученное в школе, позволяет ей смело мешать трагические и комические краски. Великое соединение печального и смешного, проходяшее через всю историю народного театра, через Шекспира, через comedia dell’arte, романтиков, становится любимым в советской кинематографии. Рушится формалистическая заостренность жанров. Жизнь предстает в картине всеми своими красками. Смешиванием драматического и комического Жеймо достигает необычайной яркости игровых приемов. В части детства вкус актрисы безупречен: смешное не превращается в идиотически утрированное, печальное — в сантимент. К сожалению, "взрослой" части фильма мешает назойливо комикующий костюм и неуместный грим, игра же Жеймо находится на такой же высоте, как в первых частях. Упрек в сантименте некоторых ее сцен может быть скорее адресован к сценарию, чем к актрисе.


Козинцев Г. Янина Жеймо

ИК. 1936. №4.