«Ликвидация»

- Лопатник-то дома! - попытался он объясниться. - Я это… портки еле успел! Ты ж сам видел - на подрыве шел…

Извозчик начал разбирать вожжи:

- Дома, говоришь? Поехали домой…

- Э-э, - забеспокоился Шалый, - возила, жалость поимей! Там мусора шуруют!

- То у них бесплатно и катайся, - сварливо отозвался спаситель, чмокая губами. - Н-но, пошла, родная…

Лошадь, вздохнув, переступила на месте. Пролетка, жалобно скрипнув, дернулась.

- Стой!.. - Сенька наконец понял, что надо действовать. - Ладно, конячник, пошли! Сейчас заплатят…

- Дурку не гони, - солидно возразил извозчик, но все же добавил: - Тпруу…

- Да бейцы под трамвай, что заплатят! - воодушевился Сенька. - Да и с кушем еще!

Извозчик немного помедлил, вздохнул:

- Смотри себе: соврал - трамвай за счастье станет… Пошли.

- Ты волыну-то отдай, - напомнил Шалый, осторожно выбираясь из пролетки и стараясь не ступать на раненую ногу.

Но извозчик только сумрачно хмыкнул в ответ:

- Пообожду. Шагай…

Прихрамывая, Сенька пересек колодец двора, остро провонявший кошками, зеленью, жареной рыбой и другими до сердечной тоски знакомыми ароматами.

Нашарил во тьме почти слившуюся с каменной стеной дверь и, перекосив лицо в непонятной гримасе, постучал условным стуком. Обернулся к извозчику. Тот неспешно вытянул из кармана Сенькин «тэтэшник», поставил на боевой взвод.

- Чего ты вздернулся? - Шалый облизнул пересохшие губы. - Тут только женщины. Маруха здесь у меня…

6