«Ликвидация»

- Других спросите! -жалобно протянул Сенька, но биться перестал. - Не знаю я…

Устало вздохнув, Фима присел перед Шалым на корточки. В его прозрачных глазах плескалось искреннее сочувствие.

- Сема, верни награбленное в мозолистые руки. Тебе еще с них кушать - подумай сам…

***

- Да шо ж такое, а… - Омельянчук, отдуваясь, пытался отцепить от стопки намертво въевшийся в нее дырокол.

- Дай я тебе прострелю эти несчастные дырки, - улыбнулся Гоцман.

Начальник УГРО, раздраженно сопя, отшвырнул папку вместе с дыроколом, поднял глаза на подчиненного.

- Объясни мне только одно… - начал Гоцман.

Но ему помешал сияющий Якименко, ворвавшийся в кабинет без стука.

- Разрешите, Андрей Остапыч?.. Давид Маркович, Сенька Шалый раскололся! По семи эпизодам! И схованку, где заховали все бебехи, выдал!

- Так хватайте ноги в руки и тараньте его до того места, пока теплый! - рявкнул Гоцман. - Бикицер!

- Я уже отправил его с Фимой! - радостно закивал Якименко. - Дождусь грузовик и тоже поскочу!

Лицо Гоцмана потемнело.

- Шо значит «отправил его с Фимой»?! - взревел он. - Кто такой Фима?! Он сотрудник или кем?!

- Так я ж под конвоем, - растерянно пролепетал капитан.

Гоцман досадливо махнул на него рукой - проваливай!.. Плотно закрыл за Якименко дверь и повернулся к Омельянчуку.

- Нет, мне это начинает сильно нравиться, - заметил молчавший до этого Омельянчук. - Отправил его с Фимой! А?!..

- За Фиму помолчим, - махнул рукой Гоцман, - ты лучше объясни, какой гэц тебя с утра укусил?..

24