«Ликвидация»

Кинув торговке две монетки и ссыпав семечки в карман, Гоцман двинулся дальше. Тишак, изнемогая под натиском любопытных, жалобно повторял как заведенный: «Те, кто свидетели, стоят на месте. Остальные отойдите. Вы мне мешаете. Отойдите…»

Завидев Гоцмана, он умолк. Толпа тоже заметно притихла.

- Всем два шага назад и дышать носом, - негромко произнес Гоцман, обводя взглядом лица людей. Его просьба была немедленно выполнена.

- Давид Маркович! - радостно загомонил кто-то из первых рядов. - Таки вам здрасте! Вы видали, шо творится тут с утра?!

Молчание Гоцмана было выразительным. Толпе ничего не оставалось, как последовать его примеру.

- Нападение на инкассаторов, - моргая от волнения, заговорил Тишак. - Случилось полтора часа назад. Несли деньги из артели шорников до банка. Двое убитых, один сбежал в подворотню… Раненый. Сейчас сидит - вона, сам не в себе. Михальнюк фамилия.

Гоцман сделал короткий жест рукой, и толпа послушно расступилась, открыв сидевшего на краю тротуара невзрачного мужичонку. Не обращая ни на кого внимания, он раскачивался из стороны в сторону и что-то бубнил.

- Еще что? - спросил Гоцман, мельком взглянув на Михальнюка и доставая из кармана горсть семечек.

- Нападавших, по словам очевидцев, было трое, - потерянно произнес Тишак.

Очевидцы тут же начали его дополнять, но, подчинившись выразительному взгляду Гоцмана, умолкли.

- Подъехали на «Додже», - продолжал оперативник, - на нем же и уехали. Один был за рулем, двое стреляли. В военной форме. Других примет никто не помнит, все было очень быстро…

- Блондины, брюнеты, толстые, худые? - обронил Гоцман, сплевывая шелуху.

- Никто не знает, - бойко высказался морщинистый старичок в потертом пиджаке, - они же с ходу начали палить!

Гоцман посмотрел на старичка, и того быстро утянули за полу пиджака обратно в толпу.

26