«Ликвидация»

Круглое добродушное лицо Наимова мгновенно закаменело. Судорожно сглотнув, он недоверчиво окинул взглядом простенький черный пиджачок Гоцмана без малейших признаков погон, пропотевшую, донельзя поношенную гимнастерку и потертые галифе. Так после войны ходило полстраны.

- Понимаю вас, товарищ подполковник, - уважительно произнес он наконец. - Но тут Жуков приехал, и сейчас, я вам как офицер офицеру скажу, такое в округе происходит - мама дорогая…

Они остановились перед дверью следовательского кабинета. Наимов зазвенел ключами.

- Завтра бегом побегу, - добавил он, не оборачиваясь от замка, - а сегодня - извините, товарищ подполковник. Никак…

Он уже собирался войти в кабинет, когда Гоцман одним пальцем зацепил его за новенький серебристый погон и развернул лицом к себе.

- Я сниму охрану, - спокойно произнес он, внимательно глядя на капитана.

- Имеете полное право, товарищ подполковник, - бодро отозвался Наимов, безмятежно глядя поверх плеча Гоцмана.

Рядом с офицерами бесшумно, словно привидение, возник лейтенант с повязкой дежурного на рукаве. Гоцман неспешно убрал руку с погона.

- Свободен.

Наимов с издевательской четкостью выполнил поворот кругом и строевым шагом вошел в свой кабинет…

***

Жарко было в казенной обители подполковника Гоцмана, жарко и душно. Ни открытая настежь балконная дверь не спасала, ни теплая вода из графина. И кто же это придумал такое - летом работать?.. Эх, кабы все преступления совершались исключительно в холодные времена… А летом купались бы люди, пили пиво, ходили в кино, на лодках катались. Но нет, и в разгар купального сезона тянет их, паразитов, на всяческие злодейские махинации…

39