«Ликвидация»

- А ты куда смотрел?!

- На время, - потерянно пролепетал директор. - Если я не сдам гроши до девять ровно, то имею счастье с фининспектором и прочим геморроем…

- Таки теперь ты это счастье будешь хлебать ситечком, - безжалостно подытожил Гоцман.

Директор горестно всплеснул руками. Гоцман, потеряв к нему интерес, снова обернулся к инкассатору:

- Кто еще был в «Додже»?

- Я ничего не помню… - Михальнюк всхлипнул, размазывая слезы по щекам. - Они стреляли… Я бежал…

- Шо за Радзакиса? - бросил Гоцман Якименко.

На протяжении всей сцены Леха пребывал в неменьшем ступоре, чем остальные. Хотя, как и Тишак, был прекрасно осведомлен о том, что Гоцман - оперативник от Бога. И номера способен откалывать - смотри и аплодируй…

- Э-э… - справился с собой Якименко. - Довжик работает. Пока - голяк.

- Картина маслом! - мрачно буркнул Гоцман. Секунду постоял посреди кабинета, раздумывая, потом коротко кивнул Якименко в сторону открытого балкона.

- Был у военных прокуроров, - негромко произнес он, сплевывая во дворик, где Васька Соболь драил ветошью запыленный ГАЗ-67. - Сегодня они не приедут. Твоих не сменят.

- Вот, здрасте вам через окно, - растерялся Якименко. - А мне шо делать?!

- Не расчесывать мне нервы…

Между тем в кабинете, который покинули офицеры, отнюдь не стояла мирная тишина. Находившиеся в ней граждане имели собственное мнение и право его высказать.

- Я извиняюсь очень сильно, но где таких, как ты, родют? - горько произнес директор артели, вытаскивая из кармана пиджака несвежий носовой платок и с фырканьем вытирая потные щеки. - Нехайгора тебя привел! Твой крестный! Поручился человек за тебе! А ты его…

43