«Ликвидация»

- Хорошо, поедемте. Поедемте!

- Кудой?

- Смотреть эти комплекты, - развел руками следователь. - Раз вы так настаиваете…

- Так они сгорели, Наимов. Пока ты собирался тут, они сгорели самым синим пламенем!

- Тогда об чем разговор? - непонимающе вскинул редкие бровки Наимов. - Нету тела - нету дела!

Корявая сильная рука Гоцмана легла на воротничок капитанского кителя. Наимов затрепыхался, как пойманная рыба. Но Гоцман разжал ладонь. Ткнул пальцем в шею следователя:

- Пуговичку застегни… Тела-то как раз есть. Тела моих товарищей. Понял, Наимов?

- Понял, - бодро застегнул пуговичку капитан юстиции. - Сочувствую. Только это статьи 59 и 105 Уголовного кодекса Украинской ССР. И заниматься этим должны вы - уголовный розыск. У военной прокуратуры и своих дел хватает, особенно сейчас. Но если вы хотите…

- Нет, - жестко перебил Гоцман, - не хочу. От тебя, Наимов, я даже спирту на морозе не хочу. В горло не полезет!..

И он застучал сапогами вниз по лестнице.

- Здравия желаю, товарищ капитан, - не без кокетства поприветствовала Наимова миловидная девушка - лейтенант юстиции, проходя по коридору со стопкой картонных папок в руках.

Но Наимов, обычно не упускавший возможность полюбезничать с подчиненной, ничего не ответил. Он тяжело дышал, держась за воротничок.

***

На первый взгляд могло показаться, что в кабинете у Гоцмана стоит густой туман, хотя место было вроде высокое и сухое. Курили - а вернее, дымили, как грузовые паровозы ФД, - все присутствующие, кроме завязавшего с этим делом еще до войны Омельянчука. Дверь на балкон была широко распахнута, но это не помогало. В пепельницах высились уже не горки, а горные кряжи из окурков. Чай, напротив, не пользовался популярностью - сгрудившиеся на краю стола стаканы в подстаканниках никто не брал. Да и какой чай по жаре?.. Ждали, пока остынет.

65