«Ликвидация»

- Я не знал, - виновато пожал плечами врач. - Квартирная хозяйка Эвы Радзакиса видела такую же наколку у него на плече. Общий анализ тела также подтверждает совпадение с Радзакисом - тридцать пять - сорок лет…

- Тридцать пять, - кивнул Гоцман, - если сорок - тогда бы он под 12-ю статью еще не подпадал… Спасибо, Андрей Викторович.

И взглядом пригласил Якименко: давай, мол, подводи итоги.

- Ну шо? - Якименко, надевший ради расширенного заседания белый летний китель, поднялся со своего места. - Имеем Эву Радзакиса, неизвестного нам капитана и еще более неизвестного третьего. Причем и в деле с инкассаторами, и со сгоревшим грузовиком. Шо позволяет объединить два эти дела по подозреваемым рылам. Лично у меня вызывает известный интерес тое обстоятельство, шо рыла с непонятным упорством подламывают именно государственные места, а не частные квартиры или дачи. То есть заведомо идут на десятку-четвертак, не боясь… Но, - он артистически развел руками, - на кону имеем мизер при пяти тузах. Обмундирование сгорело подчистую. Эва не разговаривает и разговаривать вряд ли начнет… Из примет - капитанские звездочки. Прям как у меня. - Он юмористически покосился на собственные погоны.

- Да, зацепок мало, - скрипнул Гоцман.

- Шо значит «мало»?

Фима в возмущении приподнялся со стула. Гоцман кинул быстрый взгляд на Омельянчука, но тот, изнемогая от табачного чада, высунул голову на балкон.

- Шо значит «мало»? - продолжал он. - Сара тоже кричала «мало», а потом нянчила семерых бандитов, не считая девочек… Я имею кое-что сказать…

- Ты почему здесь? - хмуро перебил его Гоцман.

- А где я должен быть?.. Так вот, граждане менты…

- Тишак, проводи Фиму до проходной, - еще более жестко перебил Гоцман. - И выясни, как он сюда попал.

67