«Ликвидация»

- Давайте танцевать! - очень кстати предложила на другом конце стола тетя Песя и смущенно зарделась.

Дядя Ешта выставил на подоконник своего домика скромный, обшарпанный патефон, покрутил ручку, заводя пружину. «Счастье мое я нашел в нашей дружбе с тобой…» - вибрирующим тенором запел душка Георгий Виноградов.

Несколько галантных мужских рук протянулось к тете Песе, приглашая ее на танго. Она выбрала Омельянчука и блаженно поплыла в его объятиях, смеясь над шутками седоусого полковника…

***

…Через несколько часов, уже ночью, Фима с Гоцманом стояли у стены дома, для пущей устойчивости держась друг за друга. Гости разошлись недавно, в соседнем квартале слышалось их нестройное пение. Над головами друзей качалось огромное одесское небо, полное звезд.

- …Ты же знаешь, как я любил твоих, - говорил Фима, - и Гуту Израилевну, и Мирру, и Анютку… Нет, ты меня не перебивай, ты послушай… Нету их, Додя! Нету! Так, видимо, рассудил Господь Бог. А ты жив, понимаешь?! Ты должен жить!..

- Фима, - серьезно произнес Гоцман, кладя свои лапищи Фиме на плечи, - ша. Ты делаешь мне больно.

- Ты мне тоже.

Гоцман отпустил друга и тут же обнял его.

- Фима!..

- Давид!..

Со скрипом распахнулась оконная рама. В темноте забелело строгое мужское лицо.

- Давид Маркович! - внушительно произнес разбуженный обладатель лица. - На секундочку: сейчас начало первого! Я все ж понимаю, все мы люди, у всех нас праздник, и вообще чудесная летняя ночь. Но мне, к примеру, утром еще и на работу!..

84