«Ликвидация»

- Поверьте, Давид Маркович, Фима - абсолютно честный человек. Он говорит, что даже не помнит, как… ну… залезать в чужой карман. И очень не любит вспоминать свое прошлое…

- Д-да… - сдавленно произнес Гоцман и поспешно отхлебнул чаю. Чай был крепкий, как деготь. - Надо было военкому в морду… Простите, лицо начистить надо было.

Она тихонько рассмеялась:

- Так Фима и начистил.

Гоцман поставил чашку на стол. Торопясь, поднялся.

- Может, еще чаю? - растерянно произнесла Нора.

- Нет, нет, спасибо. Дел по гланды.

«Во дурак… "Дел по гланды". Осталось только матюкнуться в ее присутствии. Не, ну дурак…» - Он неуклюже двинулся к выходу, злясь на себя и еще больше злясь оттого, что злится.

- Вы заходите… - Нора со свечой в руке шла следом. - Фима столько о вас рассказывает. А я вас и не знаю совсем…

- Вы извините, шо я вас разбудил…

- Я не спала,- улыбнулась Нора, - читала Бунина… Вы знаете, он же жил здесь, в Одессе. На Херсонской, сорок четыре…

- На Херсонской? - переспросил Гоцман. - Пастера то есть?

- Да, на Пастера… И женился он в Одессе в первый раз…

- Кто?..

- Бунин… Может, что-нибудь передать от вас Фиме?

- Шо у вас прекрасные глаза, - попробовал усмехнуться Гоцман.

92