«Ликвидация»

Она улыбнулась в ответ - спокойно, без всякого кокетства, и он смутился еще больше. Торопливо вынул из кармана фонарик - тут, пожалуй, шею свернешь в темноте, на лестнице этой…

И услышал гулкий, быстрый топот ног по ступеням. Наверх. Несколько человек.

Он успел оттеснить Нору, выхватил пистолет, прикрылся дверью… Руки сами проделали все, что нужно, мгновенно и бесшумно. Реакция, отточенная еще довоенными годами и отшлифованная до совершенства войной.

- Убрать фонарь! Осветить себя! - рявкнул снаружи задыхающийся от бега голос.

- Леша? - удивился Гоцман, опуская ТТ. - Ты чего тут?

- Беда, Давид Маркович, - выдохнул Якименко, вваливаясь в квартиру. - Фиму убили.

За спиной Гоцмана приглушенно вскрикнула Нора.

Он не очень понимал, где он и что происходит. Светила луна. Потом, кажется, сверкала молния. Это была фотовспышка. Она выхватывала из тьмы тело Фимы. И снова все проваливалось во тьму, пронизанную звездами одесского неба. Когда-то - или совсем недавно, несколько часов назад, - в это небо они смотрели вдвоем… И пели песни. И сидели рядом за праздничным столом…

Взвизгнули тормоза, из машины вышли Тишак, Довжик и Арсенин. Гоцман с удивлением услышал собственный властный голос:

- Не топтать! Арсенин - к телу, а вы - в дом, помогайте там…

Еще одна фотовспышка…

-…Семечки, карандаш, паспорт, два рубля мелочью, - всплыл голос эксперта Черноуцану. - Я приобщаю к делу?

И снова Гоцман подивился своему голосу, разумному, по делу:

- Приобщайте…

93