«Ликвидация»

- Ой, звиняйте…

В следующий момент парень взвыл благим матом на всю улицу. Чекан неуловимым движением перехватил его руку, сжав пальцы, словно стальными тисками.

- Дядька, не надо! - выл носатый. - Я штаны, перепутал!!! Ой-е-ей-ей…

Вой оборвался так же резко, как и начался - Чекан закрыл пареньку рот ладонью, втолкнул в подворотню и двумя точными ударами уложил на землю. Живчик от души добавил носком сапога…

- От босота глазастая… - проскулил щуплый паренек, малость оклемавшись. - Чего тогда карманы оттопыривал, как фраер?!

Утерев кровь, он поднялся и, убедившись, что его противников на улице нет, засеменил куда-то своей разболтанной походочкой…

***

…На ступеньках у центрального входа в Одесский художественный музей, в тени его знаменитого портика, строительство которого началось еще во время пребывания в Одессе Пушкина, расположились на корточках четверо блатных. Они молча смолили папироски, провожая немногочисленных прохожих ленивыми взглядами.

В перспективе улицы Короленко показался нещадно пыливший серый «Опель-Адмирал». У входа в музей машина притормозила. Трое блатных быстро встали и, по-прежнему попыхивая папиросками, завели разговор, поглядывая по сторонам. А самый молодой - щуплый носатый парень с подбитым глазом, он же щипач со стажем по кличке Лепа, - танцующей походкой направился к Гоцману.

- И здрасте, Давид Маркович! - осклабился Лепа, косясь на машину. - Нету вас цигарки?.. Замечательный день, и вы решили проехаться по Софиевской?.. А шо у вас такой вид, прямо скажем, совсем не пригожий?..

97