«Ликвидация»

- Давид Маркович, люди хотели бы убедиться, шо вы не при оружии. Чисто формальный шмонец… Вы привстаньте, я прошу прощения.

Гоцман и тут не занервничал. Спокойно достал из внутреннего кармана пиджака пачку папирос и коробок спичек.

- Давид Ма-аркович… - неуверенно проблеял Иона.

- Слышь, Иона, - вежливо встрял подоспевший Лепа, - мы тут вже пообтерли Давида Марковича… Чистый он.

- Антона тебе на затылок - пообтерли, - не оборачиваясь, заметил Гоцман.

Он неторопливо извлек из штанины ТТ, положил на столик. Так же обстоятельно задымил, спичку аккуратно сунул «за спинку» коробка.

Лепа изумленно захлопал глазами. Иона, обескураженно крякнув, потянулся было за пистолетом. Но Гоцман с грохотом обрушил на стол ладонь с коробком. И рука Ионы, повисев в воздухе, вернулась на место…

Затянувшуюся паузу прервал дядя Ешта:

- Здравствуй, Давид Маркович.

- И тебе здравствуй, дядя Ешта, - коротко ответил Гоцман.

- Ну так шо вы, начальник, хотели? - неожиданно вскинулся из-за стола Писка. - У мене лично нету времени, шобы сидеть здесь целый день для помолчать… Но из уважения к дяде Еште я готов послушать за вашу просьбу. Он сказал, и мы все, такие занятые, сидим здесь по жаре.

- И какие предлагаются условия? - протяжно добавил Мужик Дерьмо.

- А шо условия? - истребляя картошечку, встрял Федя Жердь. - Пусть просьбу скажет… А мы подумаем.

Гоцман задумчиво выпустил большой синий клуб дыма. Проследил, как дымное облачко улетело в сторону Большого Фонтана. И аккуратно стряхнул в никелированную закрывашку упавший на крахмальную скатерть пепел.

100