«Ликвидация»

Но никто его не поддержал. Воры молча смотрели на Гоцмана. И Писка так же молча уселся на свое место и нервно схватился за холодное горло графина с водкой.

- В общем, даю три дня, - обронил Гоцман и, взяв со стола свой ТТ, аккуратно засунул его в карман брюк.

Васька Соболь ждал его, как договаривались, на Короленко, 17, у ворот того самого дома, где персонаж бабелевских рассказов Беня Крик рассчитывал получить с клиента двадцать тысяч. Но Давиду было сейчас не до Бабеля, хотя, как всякий одессит, он был за него в курсе и всячески уважал. Васька чутко уловил настроение начальства и всю дорогу молчал, не отвлекал ненужными разговорами.

На работе Давид позвонил в погребальную контору, распорядился насчет гроба для Фимы, потом в администрацию кладбища. Умылся холодной водой, заварил себе крепчайшего чаю и, подождав, пока чуть остынет, выпил. Тьма минувшей ночи слегка отпустила. Коротко стукнув в дверь, он зашёл в кабинет Арсенина.

- Худо, Давид Маркович? - поднял тот глаза от стола. - Вы не спали ночь… Вам надо вздремнуть хотя бы немного. А то… - Он выразительно постучал пальцами в области сердца.

- Пустое, - отмахнулся Гоцман. - Вы лучше за Фиму… Подтвердилось?

- К сожалению, - вздохнул судмедэксперт. - Как я уже говорил - опытная рука, явно профессионал. Фима… не мучился. Умер мгновенно.

Гоцман скрипнул зубами, сунув руки в кармане, покачался на каблуках.

- Ничего, доктор. Когда мы его найдем, он у нас… помучается.

***

В следующие три дня участников воровского совещания можно было видеть в самых разных уголках Одессы и в компании самых разных людей.

Можно было наблюдать, как Писка беседует с братьями-близнецами Матросовыми за кружкой пива в маленькой привокзальной пивной…

103