«Ликвидация»

- То не запах, то аромат. А запах будете иметь вы, когда закончится ваша жизнь, сильно укороченная тем, шо вы не покушали сегодня этой камбалы…

- Васька!.. - окликнул водителя Гоцман. - Ша за болтовню. Иди заводи. Я пока выберу венок…

- Не, Давид Маркович, - решительно помотал головой Соболь, нагоняя шефа, - я тоже хочу. Я к Фиме со всей душой… Мы ж через него себе «Адмирала» достали.

- Да? - удивился Гоцман. Странно, он напрочь забыл об этом эпизоде Фиминой биографии.

- Ага, - печально вздохнул Васька. - Его же немцы на углу Перекопской Победы бросили, когда отступали… Так Фима договорился с одним знакомым, шоб у него в курятнике постоял. А потом оформили на наше управление… А так - тю-тю, уплыла бы в обком или еще кудой. И потом - где брать запчасти?.. Так он мне посоветовал одного инженер-майора, его часть сейчас в Яссах стоит… Кстати, Давид Маркович, надо бы карбюратор менять, вы б замолвили где словечко…

- Ладно, хватит уже твоих баек, - оборвал Давид ссохшимся от напряжения голосом. Лицо убитого друга снова встало перед ним, и он с трудом сдерживал себя.

Венок купили большой, хороший. Ими торговал остроносенький седой дед в пиджачке, на лацкане которого болтался серебряный Георгиевский крест на замусоленной ленточке.

- Желаете черный креп, Давид Маркович?.. То будет на десятку дороже, но покойник обрадуется… И белыми буквами можно написать: «На кого ж ты нас оставил» - и даже еще красивее… До войны можно было написать серебром, но теперь же куда?.. Сегодня уже заказывали один венок, так тот был с надписью…

- Не надо, - оборвал его болтовню Гоцман, отсчитывая деньги, и вдруг, сам не зная зачем, спросил: - За что Георгия получил, отец?

105