«Ликвидация»

Глава восьмая

У дверей сберкассы встал постовой милиционер. Одернул белую летнюю гимнастерку, воинственно положил руку на кобуру нагана. Вид его гласил, что задание, которое он выполняет, имеет высшую степень государственной важности.

Из подворотни напротив одновременно вышли Чекан и Толя Живчик. Они двинулись в разные стороны - Живчик свернул за угол, где сел в припаркованный у тротуара «Додж-три четвертых», а Чекан, рассеянно посвистывая, направился к входу в сберкассу.

У самых дверей он замешкался. Его слегка задел плечом крепенький паренек в белой футболке и шикарных блатных клешах. Второй паренек, точная копия первого, только в полосатой футболке, шился рядом.

- То вы заходите? - вежливо осведомился первый паренек у Чекана.

Тот равнодушно кивнул.

- Проходим, граждане, проходим, - насупился постовой, - нечего тут стоять.

В сберкассе, несмотря на разгар рабочего дня, народу было порядочно. Отчаянно доказывал что-то инвалид на деревяшке, а стоявший за ним в очереди плотный мужчина в коричневом железнодорожном кителе с погонами техника-лейтенанта его урезонивал. За стеклянной перегородкой толстая дама в роговых очках не обращала на шум внимания - она сосредоточенно заполняла ведомость, время от времени шаря по столу в поисках промокашки. На большом пожелтевшем листе, вывешенном на стене, было косо выведено чернилами: «Граждане! Компенсации за неиспользованные во время войны отпуска выплачиваются ТОЛЬКО по предъявлении подтверждающих документов!» Стрекотали арифмометры, гремели деревянные счеты. Духота.

118