«Ликвидация»

И, уже тяжело ступив на порог своего небольшого домика, вдруг обернулся и бросил через плечо:

- Кажется, у Седого Грека. Точно не скажу…

***

Со стороны это, наверное, походило на пьяный танец на свадьбе - когда все уже подзабыли, зачем собрались, и цель существования заключается в том, чтобы потоптаться в центре комнаты, почти касаясь носами и иногда хватаясь друг за друга для равновесия. Примерно так двигались сейчас по кабинету УГРО Гоцман, Довжик и Якименко. Разве что это была не свадьба и пьян никто из них не был. Но возбуждение явственно читалось на их лицах. Это был тот самый момент в оперативном расследовании, когда все чувствуют: вот, пошло, пошло!..

- Седой Грек, Седой Грек… - бубнил под нос Довжик. - Что-то знакомое…

- Ну-ну-ну! - поощрял его Гоцман. - Напрягай!.. Лицо Якименко внезапно просветлело. Гоцман и Довжик с надеждой уставились на него.

- Артель биндюжников!.. - внезапно выдал Леха. Усы его вдохновенно подпрыгнули, и он стукнул кулаком о кулак. - Вспомнил!.. В августе прошлого года был заход по контрабанде. У них там паренек во время шторма потонул… Мы разбирались. У него пять баркасов, своя мастерская на берегу. Недалеко от судоремонтного завода, ну, где кладбище кораблей… В батраках - два пленных румына из автороты.

- А Константин Григорьич говорил о судоверфи…

- Там же ремонтируют грузовики, - кивнул Якименко. - Там у них тогда «Джи-эм-си» был, кажется, «Интернэшнл» и еще «студер».

- Море рядом. Контрабанда… Какую статью им навинтили, 59-9?

- Не, 83-ю, - помотал головой Якименко. - Поскольку повторная, выслали за пятьдесят километров от границы… Но разве ж то для них мера?.. Я давно говорю, пора уже кодекс пересматривать…

Гоцман, не дослушав, от души хлопнул Леху по плечу. Тот польщенно покраснел, махнул рукой, дескать, чего уж там…

124