«Ликвидация»

Глава девятая

На одном из замечательных одесских пляжей, на камне, в позе врубелевского демона - обхватив ладонями колени, - сидел голый до пояса Леха Якименко и сумрачным взором окидывал нежившихся на песке женщин. Неподалеку хрипел маленький трофейный патефон, раскручивая пластинку. Какой-то гражданин деловито натирал ковер голубой морской глиной, отмывавшей все существующие в природе пятна получше мыла. Другой лежал с ног до головы обмазанный целебной грязью с Куяльницкого лимана - ею торговал загорелый мальчишка с притороченным к поясу солдатским котелком…

Солнце готовилось нырнуть в ласковые волны Черного моря. И верилось, что вот-вот на горизонте покажется бразильский крейсер, про который с манерным прононсом, щемяще и отстраненно пел-рассказывал Вертинский.

- Ну шо, товарищ капитан? - окликнул Леху неслышно возникший за его спиной Гоцман. - Скупнемся?

- Можно, - кивнул Якименко. - Хотя вода к вечеру уже холодноватая…

Гоцман не спеша стянул пропотевший за день пиджак, кинул его на песок.

- Шо накопали?

- Копнули хорошо, Давид Маркович, - отозвался Якименко, отрываясь от созерцания девушки в красном купальнике, готовившейся нырнуть. - Полной лопатой. У Седого Грека на 8-й Фонтана имеется полноценный навес… Он там шаланды раньше ремонтировал. Теперь загородил. Бегают два румына в масле. Мы до пацанов, шо бычков таскают… Спрашиваем за машины. Да, говорят, и «Додж»-арттягач был, и трехтонка стояла с неделю.

- Та-ак, - протянул Гоцман, с кряхтением стягивая сапоги.

- Шо «та-ак»?.. Еще не все! Там рядом, в катакомбах, - инкассаторская машина. «Виллис». Стоит себе, песком присыпанный.

- Так шо сидим?!

131