«Ликвидация»

- Так загораем, Давид Маркович, пока солнце еще есть, - философски объяснил Якименко. - Довжик остался возле дома. А я сбегал до станции, позвонил в УГРО… Сейчас приедут.

Девушка в красном купальнике, разбежавшись, изящно прыгнула в воду. Леха закусил губу от досады, поднимаясь с камня.

- Аи, Давид Маркович, шо она делает! Ну разве ж можно так? Слушайте, я к туркам подамся. Эти ж женщины изводят меня своим телом…

- Жениться тебе надо, Леша. - Гоцман закатал штанины и, аккуратно обходя немногочисленных загорающих, направился к воде.

- А я за шо? - зевнул Якименко, следуя за начальством. Они зашли в море по щиколотку. - Но жен должно быть штук шесть, не меньше. Не, так вот изведут, прыгну в море - и до турков! Контрабандой пойду…

Гоцман лягнул ногой в сторону капитана, окатив его брызгами:

- Отрежут тебе турки твою контрабанду, Леша…

Он с удовольствием бродил по мелководью, остужая натруженные за день ноги и слушая болтовню Якименко. Повернулся лицом к берегу… и удивленно присвистнул, приподняв брови. По аллее, проложенной вдоль пляжа, медленно шли под ручку майор юстиции Кречетов и шикарная собой барышня в цветастом летнем платье и шляпке, надвинутой на бровь. Майор увлеченно рассказывал что-то, барышня смеялась. Тоня из оперного?.. Похоже, она. Правда, далековато было, да и темнело.

Гоцман рассмеялся и еще раз, уже горстью, плеснул водой в Леху. Тот не остался в долгу. Смеялись и брызгались, как мальчишки.

***

Майор Кречетов сидел в приемной командующего Одесским военным округом. Стены приемной были обиты панелями из темного дуба. За столом, уставленным телефонами, сидел адъютант командующего, подполковник Семочкин. Рядом с Кречетовым, нервно барабаня пальцами по кожаной папке и изредка тяжело вздыхая, ерзал немолодой полный генерал-лейтенант интендантской службы Воробьев.

Дверь, ведущая в кабинет маршала, приоткрылась. Донесся властный голос Жукова:

132