«Ликвидация»

- Что ты говоришь?! - Чекан неловко двинул раненой рукой и скрипнул зубами. - Вот спасибо! А где ж он, гад, раньше был, а?!

- Уголовка у нас, - так же уныло сообщил Эдька. - Я сховался… Два часа сидел.

Толя Живчик присвистнул от удивления, Штехель выронил ножницы. Они звякнули о чисто вымытый пол. Штехель нагнулся и не сразу их ухватил.

- У Седого Грека обыск? Вот тебе и резончик… Прочуял Академик!

- Сливай воду. Если Грек расколется, мало не покажется…

Лицо Чекана потемнело. Но, в отличие от подельников, он не сказал ни слова. Внимательно смотрел на Эдьку.

- Слухать будете? - равнодушно разжал губы тот. - Батька казав, до Чекана е другое дило. Дюже важное…

***

Через полчаса Чекан и Толя Живчик вышли из дома, давшего им приют. Пройдя немного, остановились, вдыхая запахи летней ночи. Чекан по-прежнему морщился от боли в раненой руке. Его даже слегка пошатывало.

- Справишься один? - с сомнением поинтересовался Живчик. - Там небось охрана. Полный дом народа. А ты раненый…

- Справлюсь. Возьму Иду для прикрытия… А ты, Толя, кончай пацана и бегом к Седому Греку. Сам сказал, он заговорит - мало не покажется.

- Штехеля тоже? - деловито осведомился Живчик, чиркая пальцем по горлу.

-Сдурел?! Штехель при чем?! Главное, чтобы Грек не успел заговорить…

- Ладно, попробую. - Живчик небрежно приложил два пальца к кепке и зашагал обратно к дому…

***

В гаражике было душно, пахло бензином и нагретым металлом. И запах этот не мог перебить даже ветерок, налетавший с недалекого моря. Деловито перекликались оперативники, гремело что-то на кухне, мелькали-лучи ручных фонарей. В доме Седого Грека шел ночной обыск.

137