«Ликвидация»

- Думаете на Воробьева? - Взгляд Гоцмана сделался острым. - Так он же сам эти пароли вводил!..

- Вот-вот. Пароль сообщники не знают. Вляпываются. Терять им нечего, они бьются до последнего. Их уничтожают. И получается, что банда расхитителей уничтожена. А Воробьев уплывает в Казань. Чистеньким…

Кречетов спрыгнул с подоконника, зашагал по кухне.

- Но не вышло… Бандитам удалось вырваться. А через два часа они отблагодарили товарища генерал-лейтенанта и его семью.

- А на кой к тому изображать самоубийство?

- Не хотели вешать на себя еще одно дело, - предположил следователь.

Гоцман недоверчиво вытянул губы.

- Ну, сам подумай. - В азарте Кречетов не заметил, как перешел на «ты». - Дом ломится от ценных вещей, а не взяли ничего.

- Той капитан Есюк как выглядел?..

- Усатый, крепкий. Сидел рядом с водителем грузовика, отстреливался из «парабеллума». И хорошо, кстати, отстреливался, в смысле, пятерых солдат охраны положил на месте… Небольшой шрам на виске.

- От здесь? - Палец Гоцмана коснулся виска.

-Да.

Гоцмана удовлетворенно кивнул.

- И все равно шо-то оригинальное совпадение, - произнес он. - Генерал пишет рапорт о переводе в другой округ, оставляет его на столе - и тут же, как по заказу, приходит убийца…

- Хочешь сказать, что Воробьев написал этот рапорт под прицелом пистолета? - с сомнением спросил Кречетов. - Чтобы… мы вот сейчас на него и подумали?..

- Ты в лицо ему смотрел, Виталий?.. - Этим вопросом Гоцман дал понять Кречетову, что принял его обращение на «ты».

- Не успел, - вздохнул тот, - глянул только бумагу на столе. А что?..

142