«Ликвидация»

- Спокойнее…

- Я даже языка не знаю…

- Я научу, - улыбнулась Ида. - Через год будешь говорить. И куш там толковый… А здесь - копеечный… Или тебя здесь что-то держит?

Чекан с улыбкой обернулся, притянул Иду к себе:

- Ничего меня нигде не держит…

Он бережно поцеловал ее пальцы. Прямо в татуированный ромбик с двумя цифрами, верхняя из которых, восьмерка, означала срок, а нижняя, тройка, - число судимостей.

***

Посреди гоцмановского кабинета стояли, понурившись, Тишак и Саня.

Оперативники разместились вокруг на стульях и табуретах. Сам Гоцман, хмуро качая ногой, сидел на краю стола.

- …Я Семчуку сразу предложил: давайте пойдем с вами, - продолжал бубнить Тишак, не поднимая глаз. - На расстоянии, прикрытием. А он - нет, Чекан может встречаться с кем-нибудь в кондитерской, останьтесь… Ну вот… остались…

- Ну и хорошо, шо остались, - вяло махнул рукой Гоцман. - А то и вас бы положил…

- Я ж думал, Семчук - МГБ, контрразведка, опытный…

- Чекан разведшколу прошел, - возразил Гоцман, - и Семчук за это знал. Переиграл их Чекан - так то ж бывает… Ладно, - оборвал он сам себя, махнув рукой. - С этим все ясно. Теперь за Седого Грека и пленных румын. Леша?..

Якименко поднялся со вздохом.

- Шо за Грека, то я хорошо запомнил рожу, которая его коцнула. Стоял в трамвае… Поц без особых примет, скажем так. Нашелся в нашей фотокартотеке… - Капитан, словно фокусник, извлек из кармана брюк небольшую карточку и показал ее присутствующим. - Анатолий Филимонов, кличка Живчик, 1916 года рождения… До войны никак не светился, может, его вообще в Одессе не было… При румынах тоже сидел тихо, вылез после освобождения. От призыва в армию освобожден по здоровью - легкие. Полгода проработал на тяжелом весостроении, как выяснилось, с одной целью - войти в доверие к бухгалтеру завода… Подорвал ихнюю зарплату год назад и с тех пор лег на дно - ни слуху ни духу. По остальным делам дали запрос у ГАУ…

153