«Ликвидация»

- Так точно, товарищ подполковник! - хором отозвались конвоиры.

- Вбейте себе в мозг: к арестованным спиной не повертываться. Кру-гом!..

В кабинете Якименко выложил на стол три пистолета ТТ. Кречетов по очереди взял каждый из них, внимательно осмотрел. А Гоцман только небрежно приподнял один за рукоятку и отложил в сторону.

- Провели облаву на Соборке, - рассказывал Якименко. - От, взяли три ствола на пятерых. Один, подлюка, даже шмальнуть успел. Но - желторотый, целить не умеет.

- Откуда столько удачи? - поинтересовался Гоцман, устало опускаясь на стул.

- Говорят, нашли у катакомбах…

- Угу. Прямо в заводской смазке, - хмыкнул Гоцман.

Кречетов протянул ему ТТ:

- Посмотри. Заводские номера сбиты.

- А у тебя шо, Михал Михалыч?.. - Гоцман, вертя в руках пистолет, взглянул на тихо сидевшего в углу Дов-жика.

- Вот… - Майор встал, положил на стол старую фотокарточку. - У Чекана до войны была подруга. Воровайка Ида Косетинская.

- Ух ты, какая цыпочка!.. - восхищенно воскликнул Якименко, увидев снимок.

Гоцман, неодобрительно покачав головой, забрал фотографию от греха подальше.

- Косетинская… Полячка, шо ли?

- Не знаю, - вздохнул Довжик. - В Одессе в первый раз засветилась в тридцать седьмом.

- А шо ж я ее тогда не помню? - подозрительно спросил Давид. - Ну ладно… И где живет?

- Выясняем… А самое главное, что ее опознали пленные румыны как женщину, которую видели у Седого Грека.

- «Выясняем»! - тяжело вздохнул Давид и тут же вскинулся: - Во, Леша!.. Шо там по «Доджам»?.. Проверили все?..

- Так точно, Давид Маркович, - развел руками Якименко. - Все чистые.

- В ОРУД дали ориентировку, шобы смотрели в оба?

- Само собой.

172