«Ликвидация»

Гоцман присел боком на край игрового стола.

- Шо деньги, Саня? Деньги - мусор. К тому же разные они все время, деньги эти. Сегодня червонцы, завтра леи, послезавтра рейхсмарки, а там опять червонцы… А жизнь - одна. Тебе вышак маячит, Саня, вот о чем мозгуй. Ты где думал, когда «тэтэшники» людям загонял?.. С них убиты четыре человека. А это вышка.

- Так не докажете же, Давид Маркович, - усмехнулся Саня.

- Я и доказывать не буду, - мягко ответил Гоцман. - Просто отдан приказ за те ТТ расстреливать на месте. Сам маршал Жуков приказал.

- Ой, Давид Маркович, я умоляю… - снисходительно протянул шулер.

Вместо ответа Гоцман неспешно извлек пистолет, железной рукой сгреб Саню со стула и поволок его в коридор. Оперативники недоуменно переглянулись.

- Давид Маркович!- чуть слышно просипел Саня. - Так же ж нельзя!

- Приказали, - почти сочувственно отозвался Гоцман. - Сам маршал Жуков… Извини.

До Сани наконец дошло, что это не шутка. Лицо Гоцмана было холодным, на скулах набухли желваки. Щелкнул предохранитель. В руке у Гоцмана был ТТ, только вытертый до белизны…

- Иди до стенки.

На подгибающихся ногах Саня дошел до крашенной пупырчатой зеленой краской стенки. Дальше идти было некуда. Наступила тишина. И в этой тишине Саня понял, что ему просто до ужаса не хочется умирать.

- Не оборачивайся, - раздался сзади голос Гоцмана.-А то в лицо брызну.

И Саня, услышав этот ледяной деловитый голос, упал на колени и пополз, протягивая вперед руки:

- Это Писка! Ему продал какой-то хорошо больной, в форме капитана… Только не стреляйте, Давид Маркович!

- Чекан, что ли? - Гоцман продолжал целиться ползущему Сане в лоб.

184