«Ликвидация»

- Ну да, договаривались, - поправился Шалый, - я извиняюсь…

- А теперь договор меняется. Сенька оторопело уставился на Давида.

- Теперь мы тебя выпускаем, - буднично продолжал Гоцман. - Ты ж машину водишь?

- Ну… - растерянно промычал Сенька.

- В одном теплом месте нужен водила. Майор Довжик тебе покажет… Устроишься тудой. Есть шанс, шо там объявится некий человек… - Гоцман нашарил на столе фотографию и показал Сеньке. - Зовут - Чекан. Как только узнаешь, как его можно найти, звонишь мне или Довжику. Ну как?

Сенька секунду молчал, не веря своему счастью, потом расплылся в улыбке:

- А шо? Согласен…

- Не понял ты меня, Сеня, - вздохнул Гоцман, пряча фотографию. - Ты думал, ты умней за одесского раввина?.. Я тебе выпущу, а ты - ходу?.. Ты сейчас мне напишешь расписку за согласие, и, если шо, расписка эта упадет в руки воров, я обещаю. И дальше бегай, сколько хочешь. Теперь скнокал?

Гоцман встал с подоконника, на котором сидел боком, перебрался за стол. Вынул пачку папирос и тут же раздраженно сунул обратно.

- Давид Маркович, имейте совесть! - со слезами в голосе причитывал Шалый. - Меня же на ремни порежут!

- И я за шо? - не стал спорить Гоцман. - А потому пиши расписку: «Я, Сенька Шалый, согласен сотрудничать…» -. и вперед. Найдем Чекана - отдам тебе расписку и отпущу. Вот это - мое слово.

- Давид Маркович! - умоляюще замахал руками Сенька. - Лучше на зону! Червонец отгорбачусь! Кайло как женщину буду нянькать!

- Вышак, Сеня, вышак, - спокойно перебил его Гоцман, - и никакого червонца. Ну шо, звать конвойного?..

190