«Ликвидация»

Командующий мерил кабинет энергичными шагами, а Омельянчук, также по случаю принарядившийся в парадную форму, преданно поворачивался вслед за ним, держа руки по швам.

- За последнюю неделю - тридцать восемь нападений только на солдат и офицеров! Тридцать восемь! Это как понимать?! Почему наши офицеры позволяют себя грабить? Это боевые офицеры, покорившие полмира, или бабы с Привоза?!

Взгляд Жукова замер на военном прокуроре Мальцове. Полковник встал, его полное круглое лицо, украшенное бравыми усиками, побагровело.

- По положению все офицеры по убытию домой сдают табельное оружие. А бандиты вооружены, и зачастую…

- Отменить! - перебил Жуков. - Приказом по округу! Всем офицерам, живущим вне расположения гарнизона, табельное оружие не сдавать!.. Семочкин, запиши, - обернулся он к адъютанту.

- Виноват, товарищ Маршал Советского Союза, - встрял Омельянчук. - Но были случаи, когда подвыпившие офицеры…

- Если офицер выпьет и начнет трясти оружием, он у меня для начала сядет голым задом на бетон! А потом вылетит из армии без пенсии к чертовой матери! - рявкнул Жуков. - А ваша задача, чтоб он выпил - в меру выпил - и спокойно шел до дома, да еще с женщиной под ручку…

Присутствующие сдержанно посмеялись.

- Какие будут предложения? - оборвал веселье маршал.

С места поднялся первый секретарь горкома Кумо-ватов:

- Я уже несколько раз предлагал товарищу Омельянчуку арестовать всех авторитетных воров города. Обезглавить преступность и взять их, так сказать, в заложники… Сделать это просто, потому что все уголовные авторитеты хорошо известны руководству УГРО. Но товарищ Омельянчук отказывается.

192