«Ликвидация»

- Дава Маркович, добрый вечер… Люди просили передать, шоб вы не волновались. Седня у театре будет все спокойно. Никакая падла не испортит концерт любимого артиста. Люди отвечают!.. Это шоб вы себе знали. Ну, я пошел.

Лепа изобразил нечто похожее на поклон и исчез в толпе.

- Ишь ты! - усмехнулся Кречетов. - «Люди отвечают»!

- Виталий, если они сказали - отвечают, то отвечают, - неторопливо отозвался Гоцман, высматривая кого-то. - А если шо, то этот вот Лепа своей головой ответит.

- Интересно, по какой же статье? - хмыкнул майор.

- Да не передо мной, перед своими… Ну шо, заглянем в буфет?..

- Давай. Хотя ты уже в буфете сегодня побывал, а?..

- Ну да, - ухмыльнулся Давид, - в буфете под названием «военкомат»… Пошли.

Между тем наметанный глаз Лепы углядел в толпе нарушителя договора, заключенного на сегодняшний вечер. Малорослый щипач Щупля, воспользовавшись тем, что пышная дама в трофейной меховой «ротонде» замешкалась перед буфетом, выбирая пирожное, аккуратно вспорол ее сумочку и извлек портмоне.

Лепа нашел кого-то взглядом в толпе, моргнул. В следующий миг Щуплю уже стремительно несли к выходу, зажав сильными плечами, четверо пареньков в клешах и ковбойках… В пустом туалете Щупле прежде всего сильно заехали в ухо, чтоб знал. Но еще в полете его подхватили руки Лепы, извлекли из кармана кошелек и перебросили находку главному из воров.

- Люди постановили - сегодня не работать, - мрачно процедил тот, глядя на Щуплю. - А ты шо - стахановец? Закон не уважаешь?

Два точных удара уложили Щуплю на чисто вымытый по случаю концерта кафельный пол. Лепа презрительно повертел в пальцах отобранную у Щупли «писку» - отточенную монету, которой тот вспорол сумочку.

- Кто ж тебя учил, босяк, из троячка писку мастырить? Копеечкой работать надо, рукопомойник!..

233