«Ликвидация»

- Ну шо, Родя… - словно в задумчивости произнес Гоцман. - Начнем с Фимы?

- Я его не убивал, - быстро проговорил Родя. - Клянусь.

- А кто?

- Я вам клянусь же… - Родя поднес руку к груди и болезненно охнул, - все было, как я вам и рассказал.

- Та накладная была твоя работа?

- Опять за рыбу гроши! - простонал Родя не столько от боли, сколько от досады. - Не мой это фасончик, Давид Маркович!

Гоцман с ухмылкой взял со стола двумя пальцами поддельный паспорт Чекана.

- А это так тоже не твое?.. И спецмастика, и спецчернила…

. - Это мое, - покорно кивнул Родя. - Пришел человек. Дал ксиву, дал портрет. Сказал, нашлепни, шоб было как на настоящем…

- И человека того ты не знаешь… - утвердительным тоном произнес Гоцман.

Родя усиленно закивал, выпучив глаза:

- В первый раз!

- …и за Чекана того ты не слышал.

- Какого Чекана?

Гоцман тяжело вздохнул, присев боком на край стола:

- Скучаю, Родя.

- А мне, думаете, весело?

- Ты не хами! - рассердился Гоцман. - Разговор еще и не начинался! Кто такой Академик?!

- Не знаю я никакого Академика… - Неожиданно для сидевшего напротив Кречетова Родя начал всхлипывать и через минуту уже натурально плакал в три ручья. - Не знаю! Мне плохо, плохо!.. У меня ранение в груди…

Кречетов, быстро переглянувшись с Гоцманом, как можно проникновеннее произнес:

258