«Ликвидация»

- Родя. Послушай. Чем скорее ты скажешь, тем скорее все кончится. Только не морочь нам голову. Допустим, кто убил Фиму, ты не знаешь. Но Чекана ты должен знать!

- Не знаю я никакого Чекана, - упрямо помотал головой Родя, хлюпая носом, - и никакого Академика.

- Ты же с ксивой к нему пришел! - не выдержал Кречетов. - И стучал условным стуком!

- Не знаю ничего… О-о-ой, больно как…

В дверь постучали, Кречетов забрал у Охрятина стакан горячего чаю. На столе у Гоцмана тихо затрещал телефонный аппарат.

- Але! Але! Товарищ подполковник!.. - донесся до Гоцмана сквозь помехи заполошенный от усердия голос. - Говорит постовой Перов! Майор Довжик срочно просил вас приехать!..

- А шо случилось?

- Сказал, срочно!.. Але! Ал-ле!..

В трубке раздались короткие гудки. Кречетов взглядом спросил у Гоцмана: что там такое?

- Поехали, - коротко бросил Давид, поднимаясь с места. - Шо-то в квартире…

В сопровождении Охрятина они отволокли охающего и стонущего Родю в дальний угол коридора УГРО. Там с довоенных лет размещался небольшой закуток, нечто вроде каменного шкафа, где в полусогнутом положении с трудом мог поместиться человек. Охрятин, сопя, звенел ключами, пытаясь открыть дверь, потом сильно дернул ее, и она распахнулась, задев Кречетова.

- Вот черт, - выругался майор, державший в руках стакан чаю. - Аккуратней, Охрятин! Из-за тебя руку обварил… На вот, держи теперь сам. - Он сунул стакан растерявшемуся Охрятину.

- Здесь тесно! - плаксиво пожаловался Родя, пытаясь избежать заключения в шкаф.

259