«Ликвидация»

Бандит, освободивший ему руки, молча вскинул пистолет, и пуля взбила фонтанчик песка у левой ступни Сеньки. Задохнувшись от ужаса, он непроизвольно отпрыгнул метра на два и, петляя, бросился прочь, к сетям, развешанным на утесе.

А бандиты неспешно, переговариваясь, шли за ним, время от времени по очереди стреляя - не в Сеньку, а целясь так, чтобы пули ложились совсем рядом с ним. Самый цимес заключался как раз в том, чтобы до поры до времени не задеть беспомощную жертву. Шалый метался по пустынному берегу, как затравленный заяц.

Чья-то пуля чиркнула по его левой руке ниже локтя. Рукав Сенькиной гимнастерки стал темным от крови. Он еще лихорадочнее запрыгал по пляжу, уклоняясь от беспощадно-издевательского кольца пуль.

Чекан и Толя Живчик, не принимавшие участия в травле, сидели на склоне напротив утеса с сетями. Живчик покуривал, Чекан с удовольствием вдыхал свежий морской воздух.

- Новое развлечение? - усмехнулся он, кивая на пляж, где метался раненый Сенька.

- Он тебя выдал… - закашлялся Живчик, поперхнувшись дымом. - Должен ответить.

- Кто сказал?

- Он знал, где ты живешь…

Чекан пожал плечами, сорвал травинку, размял ее в пальцах.

- Тот полицай, Рыбоглазый, тоже знал. И ты знаешь. Может сразу и с тобой разобраться?..

- Нет, он, - не обратив внимания на иронию, покачал головой Живчик.- Я сразу понял. Когда ты вышел, он сразу в мотор полез. И копался там, пока ты свет в квартире не зажег…

- Что ж ты его сразу не прижал?

- Думал, правда с мотором что-то.

Выстрелы с побережья доносились все чаще. А Сенька дышал все тяжелее и метался все медленнее. Пули уже несколько раз задели его по касательной. Наконец кто-то сплоховал - попал ему в ногу выше колена. Вскрикнув, Шалый рухнул на песок, зажимая рану руками.

- Шо ж ты творишь, ирод! - заорали наперебой охотники. - Всю вещь завалил…

- Только все началось!..

- Все, Васька, на дело с тобой больше не хожу! Ты и там не туда шмальнешь!..

269