«Ликвидация»

- Давай! На рывок!

Мишка молчал, не отводя глаз от корзины.

- Ладно, я сам, - решительно махнул рукой щуплый, похожий на взъерошенного прихрамывающего воробья Грига. - Прикрой меня.

- Нельзя, я тебе говорю! - мотнул головой Мишка. - Я ж бате обещал. В завязке я.

- Так и шо теперь?! - возмутился Грига. - Будем это глазами кушать?! Они ж слюнями изойдут!.. Я же сам видел, шо она в Особторге брала! Кило краковской взяла за двадцать рублей, три пачки «Казбека», куру…

Мишка тяжело вздохнул. Уж больно сильная была корзинка, намного выше его малолетних способностей. Не то чтобы в интернате плохо кормили, нет, но и сытым Мишка себя не чувствовал. Чувство постоянного голода преследовало его с того самого дня, когда он остался один на свете… Теперь, правда, батя появился, но жрать все равно хочется.

- Ладно, - махнул он рукой. - Видишь, ноги куры торчат? Берем только ее. Я рву корзинку, а ты хватай те ноги и беги! Понял?

- Только я долго не пробегу, - предупредил Грига, - у меня ж нога.

- Тогда рви корзинку… Отбежишь шагов на десять и бросай.

В этот самый момент дама остановилась и, обернувшись, подозрительно уставилась на пацанов. С лица она оказалась вовсе не такой уж симпатичной, как о том думалось. И смотрела без всякой радости.

- Шо вы за мной тут всюду ходите? - осведомилась хозяйка на весь проспект Сталина.

- Ищем со спины вашу талию, мадам, - любезно ответил Мишка. Прожив несколько лет в Одессе, он успел впитать многие свойственные настоящим одесситам качества, например умение обращаться со слабым полом вежливо и с легкой иронией.

273