«Ликвидация»

- Смотри детальнее, она когда-то там была, - презрительно посоветовала тетка. - А за корзинку вы забудьте, не то нарвете себе пачку неприятностей.

Она демонстративно переложила корзинку из одной руки в другую и зашагала дальше. Пацаны со вздохом переглянулись. Неудача.

Мимо прогудела большая легковая машина - серый «Опель-Адмирал». Двигалась она быстро, но совершенно неожиданно резко затормозила метрах в двадцати перед малолетними курсантами, клюнув никелированным носом, и задним ходом поехала вбок, к тротуару. На лице Мишки вспыхнула счастливая улыбка - из машины вышел его отец…

- Нора. - Гоцман совсем не хотел ее испугать, но она, похоже, все-таки испугалась, даже непроизвольно отбежала на несколько шагов. При свете дня было видно, какое у нее утомленное лицо. Тонкие морщинки сбегали от крыльев носа к уголкам рта. И снова она показалась Гоцману картиной из давно забытых времен, которым не суждено вернуться. Может быть, только в детстве видел он таких красивых женщин?.. Они ездили на извозчиках с офицерами Люблинского и Замосцкого полков, покупали дорогой шоколад «Бликген и Робинсон», плавали на белых пароходах за границу. На миг он даже услышал шум той далекой, канувшей в вечность Одессы.

- Я сейчас заезжал к вам домой, а вас нет… Вот… случайно. Не рады? Извините. - Он отпустил ее руку. Жара, а пальцы холодные.

Нора опустила глаза, попыталась уйти. Гоцман упрямо двинулся следом:

- Нора, я же не собака, шобы так гнать… Дайте мне хоть встречу. Скажите, чем я так не пришелся.

Нора остановилась.

- Давид… вы… - Она все еще не поднимала глаз.

- Ша! Не сейчас! - вскинул руку Давид. - Давайте попозже. Я освобожусь, пойдем куда-нибудь, и вы все скажете.

Из-под его руки вынырнул вдруг весело улыбающийся встрепанный шкет, одетый в черный кителек под горло и такие же черные, хоть и замаранные понизу побелкой, брючки. Солидно шаркнул ногой, здороваясь с дамой, и протянул Гоцману ладошку:

274