«Ликвидация»

Глава восемнадцатая

За гоцмановским столом, уронив голову на столешницу, сидя спал Кречетов. В открытое настежь окно доносились лихие выкрики и хохот - там свободные от несения службы постовые и конвойные валяли дурака на турнике, кто-то пинал невесть где добытый волейбольный мяч. Васька Соболь гонял на холостых оборотах мотор «Опеля», придирчиво вслушиваясь и недовольно качая головой.

Гоцман с полминуты смотрел на богатырски храпящего коллегу, потом решительно тряхнул его за плечо.

- Шоты ночью делал, шо храпишь, как той байбак?.. Подъем. Еще шести вечера нету.

- А-а… - промямлил майор вялым от сна голосом. - Здорово…

- Нашел шнурок?

Кречетов отрицательно помотал головой. Тяжело ступая и застегивая на ходу китель, прошел к рукомойнику, сунул голову под струю воды. Пока он фыркал и плескался, Гоцман снял телефонную трубку и набрал номер:

- Дипломатический интернат?.. Ал-ле… Шо?.. Не, девушка, на сироту вы не похожи. С голоса слышно - вы ж красавица, каких не видно. Всего хорошего.

Ошибся. Брякнул трубку на рычаг и снова набрал четыре цифры.

- Селезенка у Охрятина цела, - утираясь вафельным полотенцем, сообщил Кречетов. - Просто болевой шок. Так что можно продолжить допрос…

- Все равно - так больше не надо, - наставительно произнес Гоцман и снова заговорил в трубку: - Дипломатический интернат?.. Это вас с УГРО беспокоят, подполковник милиции Гоцман… И вам здравия желаю. У вас воспитанник есть, Мишка Карась… Да, Карасев Михаил. Нет, ничего не натворил. Он мой сын. Как он может?.. Так вот, передайте ему, шо на кино идем. Только не на «Остров сокровищ», а на «Сестру его дворецкого». Жду без копеек семь у входа… Не, лишнего нема. До свидания.

276