«Ликвидация»

Арсенин понимающе усмехнулся - ну что же, надо так надо. И тут же, заметив, что Гоцман непроизвольно потер грудь, озабоченно произнес:

- Да вы походите…

Давид нахмурился, но все же встал, начал расхаживать по кабинету.

- С какого момента рассказывать?

- С предыдущего вечера… С одиннадцати часов, минута к минуте.

Настенные часы показывали три. Якименко, сидевший перед Гоцманом, крепко поморгал воспаленными глазами и даже пару раз дернул себя за усы, отгоняя сон.

- …Ну вот, а потом я прибежал сюда, и мы поехали на Арнаутскую, - договорил он.

- Когда узнал за убийство Роди?

- Ну вот тогда же.

- От кого?

- Так вы же сами сказали, - обескураженно проговорил капитан. - Когда спускались до машины.

- До этого не знал?

- Так от кого?.. Давид Маркович, ну шо вы в третий раз-то?..

- Устал, - качнул головой Гоцман. - Устал, соображаю туго.

Он склонился над протоколом. «Отдохнуть бы ему, - подумал Якименко, глядя, как скрипит по плохой серой бумаге перо. - Куда-нибудь на недельку хотя бы… Сесть на пароход и до Крыма… Хотя, говорят, там жрать нечего, отлов дельфинов разрешили… - Мысли окончательно спутались, и Якименко позатряс головой. - Да нет, куда ему отдыхать. Все же встанет без Давы».

- Распишись. - Гоцман придвинул к Лехе протокол и добавил неожиданно: - Слушай, ты в подброшенный пятак попадешь?

- Из пистолета? - оживился Якименко, расписываясь и возвращая бумагу. - Со скольки шагов?

312