«Ликвидация»

Он потянулся за графином, жадно выпил стакан воды. Гоцман, неодобрительно наблюдая за ним, пробурчал:

- И сколько ж ты того шампанского выдул?

- Та-ак!.. - Не отвечая, Кречетов извлек из кармана кителя платок, вытер губы. - Какие у нас есть версии?.. Первое: кто-то следил за Родей. Увидел, что того забрали, позвонил Лужову и приказал убрать…

- При этом он не вмешивается, пока мы тянем раненого Родю до машины, - скептически вставил Гоцман.

- Он мог быть безоружен - чего вмешиваться-то?

Гоцман задумчиво кивнул и тут же поднял палец:

- Во, еще… Он позвонил от имени Довжика. А я все время оставляю главным Якименку. Тут - случайно сорвалось. Видно, потому, шо Леша сплоховал тогда во дворе, выпустил Чекана…

- Ну и что? - пожал плечами майор и звучно икнул. - Ой, прости… Откуда ж ему знать твои привычки?.. Просто выбрал старшего по званию. Кроме того, я уже сказал, что Лужов мог слышать и сам… Вторая версия… - Он покачался на табуретке. - Все-таки Охрятин.

- С какого боку?

- Давид! Когда душат человека, он так молотит руками и ногами, что надо быть полнейшим идиотом, чтобы чего-нибудь не заподозрить… То есть Лужов душит Родю, а тот совершенно тихо и мирно прощается с жизнью - не кричит, не дергается, да?.. А Охрятин, стоящий под дверью, ничего этого не слышит?.. По-моему, надо еще раз его пощупать, надо…

Оба помолчали. Наконец Кречетов шумно вздохнул. Гоцман поморщился от запаха ядреного перегара.

- Ну и третье. Самое поганое… Это кто-то из своих.

- Ладно, - скрипнул Гоцман, обмакивая перо в чернильницу. - Тогда давай еще раз сначала. Вспоминай день убийства Роди, минута за минутой…

315