«Ликвидация»

В подворотню, задыхаясь от быстрого бега, свернул всклокоченный чумазый пацан-наводчик и тут же полетел на землю от умело подставленной подножки. Черный чуть усмехнулся сквозь зубы.

- Гоцмана убили, - сидя на земле, быстро проговорил пацан. Для пущей убедительности он выпучил глаза и помотал головой.

- Иди умойся, тюлькогон, - лениво посоветовал Черный, отворачиваясь.

- Та точно говорю! - взвился пацан. - Ему «лимонку» бросили! Сало сказал, пожарка приезжала, мусоров было не протолкнуться…

- Малой, не дуй мне в уши, - скривился вор.

- Колька сказал - Писка со своими уже магазин поехал подламывать!.. - выкинул пацан козырную карту. На этот раз реакция Черного оказалась другой. Его глаза азартно блеснули.

- Так шо ж мы стоим?!

- А я за шо?! - горячо поддержал боевой порыв старшего товарища пацан.

- Там фраер сильно прикоцанный на углу маячит…

На углу действительно прохаживался прикоцанный фраер: высокий, лет тридцати, седоватый, с военной выправкой. Но не военный, а очень даже штатский, в дорогом черном костюме и велюровой шляпе. Черный и пацан-наводчик двинулись к залетному фраеру, который, видимо, был такой лопух, что даже не догадался повернуться лицом к истинным хозяевам этой улочки. Поравнявшись с лопухом, Черный воткнул ему в спину ствол пистолета и прошипел:

- Дядька, не балуй, а то костюм попорчу…

Это были его последние слова. Мужчина слегка дернул локтем правой руки, и пацан-наводчик не успел понять, как именно все случилось, он только увидел искаженное болью лицо старшего друга, падающего на булыжник. Черный упал очень нехорошо, неестественно вывернув шею. Живой человек так не падает. Он не успел ни выстрелить, ни вскрикнуть. Пистолет, выпав из разжавшейся ладони, тупо звякнул о булыжник.

337