«Ликвидация»

- ВЫеживаться будешь в выходной! - гаркнул Якименко от души. - А сегодня у нас понедельник, так шо гуди как паровоз за свое прошлое! Повторяю, где служил?…

Кречетов жестом отозвал Давида на балкон. Здесь было свежее. Во дворе Васька Соболь, посвистывая, пинал только что подкачанные шины ГАЗ-67.

- Точно такую же я видел сегодня, - тихо проговорил майор, постучав пальцем по дарственной табличке на пистолете.

- Где?

- С утра допрашивал другого стрелка… Фамилия - Горелов. Старлей. Положил человека на Канатной.

- Тоже молчал?

- Они все молчат, - вздохнул Кречетов. - Спросишь, почему стрелял, сразу заводят волынку про ранения, контузии, состояние аффекта… И про самооборону.

Гоцман шибко потер грудь, глотнул воздуха и постоял так с полминуты.

- Может, им очную устроить? - наконец тяжело выдохнул он.

- Ты чего такой?.. Сердце?.. - неожиданно спросил майор, но Давид лишь вяло отмахнулся…

В кабинете раскаленный добела Якименко листал удостоверение личности задержанного.

- Ну а где часть твоя формировалась - тоже не помнишь?..

Гоцман присел на край стола, забрал у Лехи документ, листанул. Русначенко Михаил Николаевич, звание - гвардии капитан, родился 13 мая 1915 года, какой местности уроженец - город Ворошиловск Ворошиловградской области, холост или женат - холост, огнестрельное оружие - вот этот самый наградной «вальтер», подпись владельца удостоверения… Все правильно.

- Ворошиловск - это который раньше был Алчевск, шо ли?.. - Гоцман вопросительно взглянул на Русначенко. Тот не удостоил его даже кивком, продолжая равнодушно смотреть перед собой. Давид вздохнул, положил удостоверение на стол.

394