«Ликвидация»

Майор рассмеялся:

- Ида Казимировна, вы же ударили нашего сотрудника при исполнении, а это…

Хлопнула дверь, вошел Гоцман, кивнув на ходу майору. Пробежался глазами по лицу Иды. Она не сильно изменилась с довоенных времен, когда была сделана фотография, разве что две скорбные складки залегли в углах губ, да одинокая седая прядь выделялась в черных волосах. На мгновение Гоцману даже показалось, что задержанная неуловимо похожа на Нору. Ида с усмешкой взглянула на вошедшего.

- А вы, наверное, Гоцман… - И, не дождавшись реакции, снова обернулась к следователю: - Еще раз вам повторяю: это была самооборона.

- Шо ты с ней цацкаешься? - пожал плечами Гоцман, обращаясь к майору. - Работы невпроворот. Звони в контрразведку, пусть забирают…

- При чем тут контрразведка? - удивленно подняла брови женщина. - Я же ударила сотрудника УГРО…

- В ночь убийства генерал-лейтенанта Воробьева вас видели у дома убитого вместе с Чеканом, - равнодушно перебил Гоцман и кивнул Виталию: - Так шо давай в контрразведку. Вышак по-быстрому получит, и точка.

- Я не знаю никакого Чекана, - запальчиво произнесла Ида.

Давид отметил, как точно она выбрала интонацию - ни намека на то, что она знакома с Чеканом, беспокойство лишь за себя и свою судьбу.

- Давид… - растерянно протянул майор. Гоцман, зевая, забросил руки за спину. И жестом энергично показал Кречетову - давай, давай, веди свою линию…

- Нам Чекан самим нужен…

За спиной Гоцман показал Кречетову оттопыренный большой палец, а сам вяло произнес вслух:

- Да забудь ты за Чекана. Наш сегодняшний стрелок, Русначенко, именно в него и шмалял. Нашли в трех кварталах оттуда, уже прижмурившись…

402