«Ликвидация»

– Угу, - пробурчал Давид. - Тишак, останься… И найди мне Арсенина. Из-под земли найди, понял?

- Так точно, - щелкнул стоптанными каблуками лейтенант.

- Може, запил? - со знанием дела предположил Якименко. - Ну, из-за рапорта…

Гоцман только взглянул на него, но промолчал…

«Опель» тронулся и побежал по пыльным одесским улицам. Мелькали скособоченные деревянные бараки, развешанное для просушки белье, импровизированные базарчики, откуда ветер доносил запахи фруктов и цветов. Невдалеке тяжко ухала чугунная «баба», добивая остатки полуразрушенного в войну дома.

- Извините, я не знаю ваше звание… - внезапно обратился к Гоцману новый водитель.

Давид, погруженный в невеселые мысли, вздрогнул, недобро взглянул на парня:

- Подполковник милиции. И?..

- Товарищ подполковник, разрешите обратиться?

- Уже обратился, - еще менее доброжелательно ответил Гоцман.

- Я, понимаете, товарищ подполковник, эту машину принимал сегодня, - словоохотливо начал парень, - и говорю механику: почему не вымыта? А он на меня смотрит, извините, как солдат на вошь…

Якименко и Черноуцану на заднем сиденье прервали разговор, прислушались. Гоцман сидел, отвернувшись к окну.

- Где, говорю, прежний водитель? - продолжал Костюченко. - Почему машину сдал в таком состоянии?.. Товарищ подполковник, я пять минут его спрашивал! Пять минут!.. А он развернулся и в итоге ушел!

- А тебе, значит, приспичило, шоб помыли? - пробурчал Гоцман.

- Так положено же! Прежний водитель должен сдать машину в надлежащем виде. Я…

419