«Ликвидация»

***

В квартире майора Кречетова перед большим трельяжем, появившимся там всего несколько дней назад, прихорашивалась Тонечка Царько. Как всегда перед спектаклем, она была раздражена и потому особенно очаровательна. Воздух комнаты был насыщен волнующими, непонятными, сугубо дамскими запахами - духов, пудры и еще чего-то, недоступного мужчинам…

- Вернулся? - двинула Тоня выщипанной бровью в сторону вошедшего майора.

- Нет. Заскочил, чтобы проводить тебя. - Виталий с улыбкой протянул девушке роскошный букет.

- Не пойдешь? - скосила на него глаза Тонечка.

- Не могу, - виновато вздохнул Кречетов,- дела.

- Трогательно, - фыркнула Тонечка, проходя мимо протянутого ей букета. - Поставь в вазу.

Кречетов молча повертел букет в руках. Кашлянул, глядя на Тонечку…

- Тоня… У меня есть к тебе одна просьба.

- Только давай быстрее, мне пора выходить… Да брось ты этот веник к черту!

Майор мягко, но решительно взял девушку за руку, привлек к себе:

- Тонюш, я понимаю, что у всех артистов свои странности… Что ты не со зла на всех кидаешься… Что ты так… настраиваешься. Но… но это только привычка. Ее можно поменять. Хотя бы пока.

- Зачем? - раздраженно пожала плечиками Тоня.

- Роди ребенка.

Он нежно обхватил ее за талию. Тоня неожиданно задумчиво улыбнулась, погладила руку Кречетова.

- А может, мне вообще бросить сцену? - мечтательно произнесла она.

- Нет, конечно, нет!.. Даже не думай об этом! Помнишь, мы говорили с тобой о ГАБТе?..

Он произнес это поспешно, даже слишком поспешно. И будь Тоня более внимательной, она заметила бы, что глаза у Виталия холодные и думает он явно о другом.

424