«Ликвидация»

- Устал. Давай прервемся.

После водки и ресторанного обеда голова была тяжелой, свинцовой. Давид посидел с минуту на стуле, успокаивая сердце и дыша по системе Арсенина. Это показалось ему сначала нелепым. Но он тут же отбросил посторонние мысли, сосредоточился на себе и своих ощущениях. Кречетов, продолжавший листать арсенинское дело, косился на него обеспокоенно, но молчал.

Проходя по коридору, Давид заглянул в свой кабинет, давно уже оккупированный подчиненными. Он, по правде сказать, и реагировать перестал на то, что за его столом кто-то работает. Вот и сейчас Якименко и Тишак, оба серые от усталости, допрашивали двух подтянутых парней в дорогих штатских костюмах.

- Сколько? - пробурчал Гоцман, косясь на задержанных.

- Уже четырнадцать… - безнадежно поднял глаза Якименко. - Только время зря выкидываем! Може, сразу отпустить?

- Допрашивайте! - рявкнул Давид и обернулся к Тишаку: - Леня, Арсенина нашел?

- Нету нигде, - почесал в затылке Тишак. - Я участкового напряг, шоб опросил всех соседей. Пока пусто.

- Давай все дела побоку, займись Арсениным, - приказал Гоцман, - по полному кругу.

- Есть, - удивленно ответил Тишак. - А шо?

- Надо!.. Леща, шо там… по отрезанной голове соседа? Сработали?..

Якименко с явным удовольствием оторвался от очередного удостоверения личности офицера:

- Та все ж просто, как моя жизнь, Давид Маркович. Бытовуха… Там человек ездил до сестры, в село, ну и привез кой-чего. А сосед на него - кулак ты, говорит, и сеструха у тебя кулацкая. Надо, говорит, шобы наши доблестные органы разобрались, откуда у тебя такие возможности. А тот в войну был торпедист на подлодке… Парень горячий. Ну, плюс еще старые довоенные счеты. Слово за слово, и… Сам нашел участкового, сам заявил…

- Озверели люди, - помотал головой Давид. - Ладно, я домой.

436