«Ликвидация»

- …Но царский городовой не мог стоять на страже закона! С чего это вдруг сытому и толстому прихвостню буржуев было следить за законом?! С чего?! Совсем другой коленкор - наш постовой, советский милиционер! Он - кровинка с кровинки, волос с волоса - наш друг и защитник! Еще вчера он не щадя сил и жизни защищал нашу замечательную Родину от немецких и румынских фашистов…

Дверь в кабинет начальника УГРО распахнулась. На пороге показался угрюмый Гоцман, махнул рукой:

- Заводи…

И конвойные, смущаясь, начали впихивать в кабинет задержанных - рослых, красивых парней с военной выправкой, но одетых отчего-то вовсе не в военную форму…

Обалдевший было от неожиданности Омельянчук поспешно обернулся к застывшим пионерам:

- А это, ребята, наш лучший следователь, легенда Одесского уголовного розыска - подполковник милиции Гоцман. Так сказать, гроза всех воров, жуликов и недобитков… Шо у тебя, Давид Маркович?!

Вожатая беззвучно пошевелила губами, и дети послушно вскочили, подняв руки в пионерском приветствии.

- Это кто?! - воспользовавшись паузой, Омельянчук двинул бровями в сторону столпившихся в комнате визитеров.

- Ночные стрелки! - в ярости выдохнул Давид. - Ты их отпускаешь?.. Теперь сам допрашивай! И всех следующих получишь тоже! А ко мне их больше не води!..

- Товарищ подполковник!.. - растерянно повысил голос Омельянчук.

Дверь за Гоцманом тяжело ахнула. Омельянчук, шумно дыша, озирался по сторонам, явно не зная, что предпринять. Конвоиры, вытянувшись перед полковником в струнку, пожирали его глазами. А задержанные с наглыми усмешками разглядывали вожатую, щеки которой рдели, словно пионерский галстук.

445