«Ликвидация»

Якименко склонился над убитым, коснулся его мокрого от крови и дождя лба. Он узнал человека, которого допрашивал пять дней назад. Покачав головой, вынул из мертвой руки «парабеллум». К рукоятке была привинчена серебряная табличка с гравировкой «Гвардии младшему лейтенанту Лапонину К. П. за образцовое выполнение особо важного задания командования».

Гоцман подошел к дымящему фронтовику. Тот поднял глаза:

- Я его за Ваську… Это он его тогда… в спину…

- И шо, легче стало? - хмуро обронил Гоцман. Фронтовик вытер с небритых щек слезы, покачал головой:

- Не-е…

- Давай помогай. - Якименко, пыхтя, подхватил убитого под мышки.

Фронтовик взялся за сапоги…

- Батя!.. - отчаянно выкрикнул Сережка, выбегая из подворотни и приникая к спине отца.

Гоцман зло отвернулся, хлопнул дверцей, усаживаясь рядом с водителем. Тот, так и не поняв, чем рассердил начальника, торопливо включил зажигание. А Давиду в этот момент больше всего хотелось положить на стол Омельянчуку рапорт об отставке.

***

Жуков, время от времени прихлебывая холодный боржом, расхаживал по кабинету, хмурился. Рядом с Чусовым стояли две пустые бутылки и стакан. Разговор шел уже второй час. Время от времени на столе тихо трезвонили телефоны, но командующий округом не обращал на них внимания.

- Повторяю, задача этой операции - накрыть всех разом! - продолжал говорить полковник. - Всех… понимаете, товарищ Маршал Советского Союза?

- Понимаю, - неожиданно покладисто кивнул Жуков. - Чего ж не понять?.. Задачу - вполне понимаю. А решением - не убедил. Не убедил, - повторил он уже тише, словно прислушиваясь к себе.

474