«Ликвидация»

- Мы сами разберемся, - отрицательно качнул головой полковник. - Да, вот еще что… Гоцман интересовался у меня вашим участием в одесском подполье во время войны… Как вы думаете, с какой целью?

Кречетов смущенно вздохнул, развел руками.

- Дело в том, что подполковник медслужбы Арсенин… заподозрил, по чистой случайности заподозрил, что я не был на Втором Белорусском фронте. Гоцман зацепился за эту мелочь и… насел. Пришлось ему…

- Выдать совсекретную информацию? - закончил полковник.

Майор опустил глаза, досадливо морщась. На его щеках и лбу проступили красные пятна.

- Виноват, товарищ полковник… Но информация была озвучена только в самых общих чертах. Никаких подробностей.

- Ну, что же вы оправдываетесь? - усмехнулся Чусов. - Я же вам не начальник и накладывать взыскание не собираюсь… У вас свои каналы подчинения.

Выдержав паузу, полковник медленно встал, неспешно направился к двери. И, уже взявшись за ручку, обернулся задумчиво:

- Арсенин… Интересный персонаж, интересный. И пропал так вовремя…

***

Дверь за Чусовым захлопнулась. Кречетов устало потянулся, вяло потер глаза, глянул было в сторону умывальника. Но тут на столе затрещал телефон.

- Виталий, надо бы Мишку с Норой предупредить, - раздался в трубке встревоженный голос майора Довжика. - Об аресте Давида…

- Конечно!.. - От апатии Кречетова не осталось и следа. - Я сам и предупрежу… А выводы пока рано делать. Слышишь, Михал Михалыч?! Рано делать выводы!..

- А я, Виталий, с выводами никогда не спешу, - сухо ответили в трубке.

482