«Ликвидация»

Во дворе раздался шум подъехавшей легковой машины. Хлопнули дверцы. По лестнице заскрипели сапоги.

- Вот видите? - быстро проговорила Нора и вдруг вцепилась в рукав майора: - Слушайте внимательно… Вы пришли меня допрашивать! Из военной прокуратуры, ясно?.. И мы с вами не знакомы!.. Садитесь! - Она силой пихнула Кречетова на табуретку. - А то и вас заберут!..

- Нора…

- Садитесь!

Дверь в комнату распахнулась без стука. На пороге стояли двое офицеров МГБ - капитан и лейтенант.

- …Больше я о Давиде Гоцмане ничего сказать не могу, - громко, глядя Кречетову в глаза, «договорила» Нора. - Мы с ним познакомились случайно. О характере его деятельности я не имела никакого представления.

Капитан МГБ шагнул вперед, вежливо козырнул:

- Бруннер Елена Андреевна?.. Собирайтесь, пожалуйста… А вы, товарищ майор, предъявите документы.

- Я помощник военного прокурора Одесского военного округа…

- Я знаю, - перебил капитан. - Так положено.

Кречетов протянул удостоверение личности офицера.

Нора растерянно подняла платье:

- Отвернитесь, пожалуйста.

- Мы не смотрим, - обронил капитан, опуская глаза на удостоверение Кречетова. Лейтенант сделал шаг к окну и встал вполоборота к Норе, наблюдая за щегольски одетым толстяком, который суетился на галерее перед дамой не первой свежести. В руках толстяк держал два серых бланка, испещренных печатями и подписями.

486