«Ликвидация»

- Фактов, извиняюсь, как грязи… Вооружил офицеров. В городе творятся просто невероятные вещи… Каждый день хоронят убитых неизвестно кем людей… А потом приезжает военная контрразведка и отпускает задержанных убийц. А что он делает с квартирным вопросом?.. - Кумоватов тяжело вздохнул. - Под предлогом того, что негде квартировать офицерам, создал какую-то специальную жилищную комиссию, которая начала выявлять в Одессе излишки жилья… Домохозяев обязуют принимать войска на постой за чисто символическую плату, гораздо ниже рыночной… Люди в панике, горком завален жалобами… Зато армейские его боготворят…

- Не скажи, - помотал головой Кириченко. - Мне доложили, шо недавно кто-то из военной прокуратуры к нему на доклад пришел. И показалось ему, шо прокурор постучал тихо… Так он ему по-пластунски приказал по кабинету ползать. Боевому офицеру, полковнику…

- Во-во, Алексей Илларионович, - горячо поддакнул Кумоватов. - Значит, и тут свои порядки развел… Это ж диктатура просто какая-то, как вы думаете? Прямое попрание советских законов! А сейчас маневры эти дурацкие… Согласитесь, что при генерале Юшкевиче такого не было…

- М-да, - хмыкнул Кириченко. - А я его недавно просил обкому три трофейные машины продать, взамен этого барахла… - Он кивнул на ЗИС. - Отказал. Причем не мотивировал вообще никак… Нет, и все. - Кириченко покосился на собеседника. - Знаешь, как он меня за глаза называет?.. Одессит в худшем смысле этого слова.

- Ай-ай-ай, - покачал головой Кумоватов. - Ну, надеюсь, такому положению сохраняться недолго…

Кириченко повернулся к коллеге, внимательно посмотрел на него. Лицо Кумоватова покрылось красными пятнами.

- То есть… я хотел сказать… - сипло проговорил он и запнулся, прочищая горло. - Я надеюсь, что вы разделяете мою позицию… Поэтому и попросил встречи с вами, Алексей Илларионович. Вот. И если вы… будете предпринимать какие-то шаги, то я… и весь горком… Чем скорее, тем лучше, - невнятно закончил он свою мысль.

Вместо ответа Кириченко кивнул и, развернувшись, двинулся по направлению к машине. Взялся за ручку дверцы, распахивая ее.

- М-да, - с неожиданной задумчивостью пробормотал он, глядя на Кумоватова. - Он, понимаешь, приехал и уехал… А нам тут жить.

500